Романова Елена (romanova_l) wrote,
Романова Елена
romanova_l

Любимая Карелия. Часть 1

Для меня Карелия имеет особое значение. Во-первых, это место, где живут дорогие для меня люди. Во-вторых, это необыкновенная, по силе и глубине, природа.

С удовольствием приезжаю в Петрозаводск и в деревню, это необыкновенные места встреч, где мы проводим бизнес-лагерь. Это какое-то необыкновенное единение душ и атмосфера особых вибраций и плотности общения. Это места обогащающих событий!

Город знают все. А вот, деревня под названием Матвеева Сельга, спряталась в лесах, на расстоянии 80 км от Петрозаводска. Разбитая лесовозами, тупиковая дорога, бежит мимо живых деревень, озёр, лесов, мимо забытых домов, с глазницами пустых окон с выгоревшими занавесочками, покосившимися крышами, мимо умирающих, нет, засыпающих деревень, тех мест, где когда-то бурлила жизнь.
Давно поняла, что деревни не умирают. Они засыпают. Земля засыпает. Человек теряет силу её пробудить, ему не хватает энергии вступать в отношения с землёй, он забирается всё выше и выше в многоэтажные дома, обесточивая себя ещё больше.

С удовольствием приезжаю в маленькую Матвееву Сельгу, приютившуюся на краю карельской земли, где уцелели не более десятка домов, где когда-то была церковь, а теперь не найти места, где она стояла. В деревне нет реки, но за 5 км есть два озера.


В деревне нет связи. Но, у тех же озёр она ловится, как и рыба в воде.
В ближайший магазин надо ехать за 16 км по разбитой дороге (в Шелтозеро). Там же, вся цивилизация (почта, банк, телефон).
В Матвеевой Сельге привычной цивилизации нет. Она там, как корове седло, никуда не торопящейся, гуляющей по лугу. Поэтому, отопление печное, вода в колодце, иногда есть электричество. Бани у нас нет. Вернее, есть, но она уже разрушилась от старости.

Зато, есть старый-старый дом, которому уже больше 100 лет. Он такой молчаливый, скупой и осторожный к приезжающим. Встречает нелюбезно, не охотно идёт на контакт, не доверчив. Но, растопив печку, вкусив ароматного чая в, ещё холодных его комнатах, вдруг чувствуешь, дом-то теплеет своей атмосферой и уже рад тебе, обнимает тебя, становится уютным и родным.

Этот дом был передан мне в дар предпринимателем в ответ за, полученный им, первый миллион чистой прибыли, вследствии сопровождения его бизнеса. Его дело забуксовало через 9 лет активной деятельности. Такое бывает, когда системных, управленческих ошибок становится слишком много, они связывают бизнес по рукам и ногам. Подобное состояние дел похоже на больного, который злоупотреблял своим здоровьем, своим потенциалом, растратил его, не думая, что у всего есть следствия. В результате, слёг с тмепературой, упадком сил, настроения, нежелания выходить в мир. Слишком много ошибок, слишком долго  ошибки не исправлялись и щедро накапливались.

Тогда, мы славно потрудились с предпринимателем. Было много аккуратной, поступательной, незаметной неискушённому глазу, ювелирной работы. За полгода прибыль в месяц со 120 тыс. увеличилась до 1 млн. Хороший результат для небольшой компании, которая уже следующие 9 лет держит тенденцию роста прибыли, заложенную тогда, когда этот дом и был передан в дар в благодарность. Предприниматель знал, что мне нравились эти места, был по душе этот заброшенный дом и он великодушно подарил его. От всей души.

В этом доме есть некая магия, история, сила... Для меня. Тем ценнее это дар. И меня нисколько не смущает, что это не каменный дом в 3 этажа, а деревянный, неказистый, требующий ухода, возрастом старше века, в старой заброшенной деревне. В засыпающем месте.
Как-то мы с другом приехали погостить в этот дом. Друг поехал за компанию, просто побыть в тишине. Мы приехали с ним, когда сугробы были выше пояса. К дому мы пробивались час, снег оказался плотный и не хотел нас пускать. Дорожку прокопали, растопили печь, поужинали и завалились спать. Устали с дороги. Утром друг поднялся на второй этаж, позаниматься йогой. Спустился оттуда с круглыми глазами: "Это же, какое-то место силы!" Почувствовал... Дом принимает гостей, раскрывается.
Ещё два года после этой поездки, друг вспоминал Матвееву Сельгу и просился там пожить, помолчать, подышать, почувствовать, поразмышлять.
Да, здесь нет особых удобств и сначала это сумщает любого городского изнеженного жителя (а мы такие, избалованные посудомоечными машинами, стиралками, микроволновками, душевыми кабинами и прочим). Цивилизации и столичности хватает в Москве, в которой такую настоящесть Карелии не найдёшь.
У дома за его жизнь менялись хозяева, когда-то в нём была библиотека. Был местом знаний. Очень символично. Гуляя по дому, пытаюсь представить, как это было... На стенах кое-где видна старая штукатурка (очень странно, что по дереву), старые газеты..
И, конечно же, мыши! Какой дом без мышей.

Карелия славится своими дождями, поэтому в ноябре, когда снег не торопится покрывать землю, дом выглядит очень грустно... Сырой и чёрный, заброшенный и одинокий.



За карельское лето природа приображает деревню. Дом стоит у дороги, в низине, спрятавшись в траве, глазеет на мир окнами из стеклопакетов, вставленных криво и нерадиво последними хозяевыми. От этой кривизны дом приобретает неказистый мультяшный характер.



Приехав, продираемся к крыльцу сквозь густые джунгли травы. Вспоминается, как в Южной Америке мы прорубали мачете дорогу в джунглях. Эх, что-нибудь бы режуще-стригущее бы. Но коса пока в разобранном виде в машине, а в наличии только собственный вес, которым и примнём траву. 



Одев резиновые сапоги, чтобы не промокнуть от росы или дождя, протаптали себе тропу к дому (за этим занятием всегда чувствую связь с предками, они всё стригли и косили во время и постоянно) -



Забравшись на крыльцо, обозреваю окрестности. Какой воздух! Какая природа! Аромат трав и деревьев, растущих в первозданном виде, не знающие городских удобрений, реагентов, асфальта, чирикующие птицы и всякие насекомые жужжаще-кусающие -



Путешествие к местным удобствам, тоже, идёт сквозь траву (сколько иван-чая!), надо топтать дорогу в зарослях выше человеческого роста (мы, правда, тоже не высокого роста, но не лилипуты) -





Конечно же, потом идём к колодцу. К нему дорога покошена и укатана редкими машинами жителей деревни (какой аромат трав на закате!) -



А вот и сам колодец (от дома метров 200) -



Подышав, погуляв по заросшим окрестностям (на фото - вид с крыльца дома, а по центру снимка - разрушенная баня по-чёрному,  прошлого века, крыша провалилась, она низенькая, в полный рост там не встанешь, уже не встанешь, всё в нерабочем состоянии)



Принимаемся за покос -





Для городского жителя, покос травы, работа непривычная и нелёгкая, особенно, когда трава вся выше тебя, а чертополох, как дерево. Его коса не берёт, надо тяпкой рубить мощные стволы чертополоха  -



Косили три дня. Ещё день собирали покошенную траву. Её получилось такое немыслимое количество! На каждом метре она растёт плотным фронтом -







В процессе покоса обнаружили урожай ягод (давно заброшенные посадки прежних хозяев). Всё очень сладкое, хотя и мелкое -









После покоса открываются дорожки и многочисленные разрушенные постройки для животных пристроенные с тыльной стороны дома -



По навесом место для колки дров. Нелепость, что в таком месте, где летят во все стороны щепки и расколотые чурки, окна? Конечно, нелепость. Окна прорубали бывшие хозяева, видимо, не до конца понимающие, что делают -



А вот и удобства. Двухместная постройка этого века! -



Всё ждёт труда и тепла человеческой руки... В общем, это место, где есть возможности для настоящего сельского труда по благоустройству хозяйства. Домовой не нарадуется, гладя на нас.

А что в доме? Продолжение следует....


Tags: Карелия, Матвеева Сельга, Природа, Сила, Фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments