Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Управленческая Школа Инь

Понижение смыслов ведёт к потере памяти



Смыслы или укрепляют наши корни или разрушают их. Мы все стоим на плечах наших предков. Благодаря им мы пришли в этот мир. То, что их питало позволило нам родиться и быть.

Заменяя смыслы одни на другие, мы что-то делаем с нашей памятью на генном уровне. Понижая смыслы, уводя их в сторону от души и божественного начала, человек перестаёт питать свои корни. Без корней самое прекрасное и крепкое дерево погибает. Так же, погибает и род, отдельный или человеческий в целом.

Если смыслы не питают нашу душу, если смыслы заставляют забыть наше божественное начало, значит, они питают что-то другое, уводящее вдаль от души, уводя человека от Бога.
Понижением смыслов, понижается качество человека. По капле, каждый день. Спустя годы можно заметить это понижение, а можно и вообще не заметить, не понять, перейдя на другую сторону жизни, всё меньше и меньше чувствуя в себе Божественное...

Вот, захотелось, друзья, с вами поделиться этим чтением, воспоминанием о человеке.

***
«Государству так и не удалось полностью вытравить из людских душ божественное начало.
Я принадлежу к тому счастливому числу моих соотечественников, которые строили свои жизни на основе наставлений учителей, воспитанных в дореволюционную эпоху Так что этот мощнейший национальный генофонд, так активно уничтожавшийся большевиками, всё-таки успел проявить себя…» /Савва Ямщиков/




Collapse )
Управленческая Школа Инь

Духовный подвиг: А. Медем. Часть 1

Граф Александр Медем: "наша кровь зря не пропадёт..."

Рассказ — о святом Александре, графе Медеме, владельце имения Александрия Хвалынского уезда, жизнь которого была примером удивительного мужества и преданности: своему делу, своей семье, своей стране, своей вере.

Александр Оттонович в годы Первой Мировой войныАлександр Медем появился на свет 8 декабря (далее все даты даны по старому стилю.— А. Н.) 1877 года в Санкт-Петербурге. Отец его — Оттон Павел Теодор Юлий — был сыном Имперского Российской службы отставного гвардии ротмистра графа Людвига (Иоганна Фридриха) фон Медема и Софьи (Екатерины Елены Анны) фон Левенштерн. Мать — Александра Дмитриевна Нарышкина — была представительницей русского аристократического дома, в генеалогии которого сплелись многие громкие дворянские семьи: Долгорукие, Бартеневы, Бутурлины. Свадьба Оттона Людвиговича и Александры Дмитриевны состоялась в Риге 21 мая 1873 года — так в родословном древе Медемов появилась особая ветвь, объединившая в себе не только знатные прибалтийские и русские фамилии, но и лютеранство с Православием.

Следуя традиции, Людвиг и Софья Медемы согласились на женитьбу сына только при условии, что их внуки примут лютеранство, в то время как законы Российской империи вплоть до октябрьского манифеста 1905 года делали это возможным только в самых исключительных случаях. Обратившись на Высочайшее имя, почтенная прибалтийская семья смогла добиться такого «исключительного права».

14 февраля 1878 года в евангелическо-лютеранской церкви святой Екатерины, что на Васильевском острове, их первый сын был крещен с именем Александр Георгий Людвиг Юлий. Восприемниками его при свершении таинства стали дядя Г. Д. Нарышкин, графиня З. И. де Шово и министр юстиции Российской империи граф К. И. Пален. (У Александра были старшая сестра Мария (1874 г. р.) и младшие братья Дмитрий (1882 г. р.) и Георгий (1885 г. р.)).

Collapse )
Управленческая Школа Инь

Когда власть имущие следуют законам природы


Немного об управлении.
Есть такое явление - компетентная власть. Соответственно есть и другое явление - некомпетентная власть. Чем отличается первое от второго?

Первое имеет в своей основе служение нечто бОльшему, следование законам мироздания, природы, нравственным законам, духовным - разные люди называют их по разному, но суть в них одна. Это законы, которые позволяют маленькой или большой системе развиваться, развивая каждую её часть, балансируя все процессы, соблюдая баланс "брать- давать".

Collapse )


Управленческая Школа Инь

Стратагема 2. Напасть на Вэй, чтобы спасти Чжао

Спасти государство Чжао, осадив государство Вэй, войска которого осадили государство Чжао.

Это стратагема удара по слабому месту противника. Стратагема предлагает оказывать косвенное давление на врага при помощи угрозы или прямого нападения, направленные на самое уязвимое место.

Стратагема № 2 – стратагема ахиллесовой пяты обращает наше внимание на важные моменты в развитии стратагемности:

  • Уметь различать (понимать, видеть, учитывать) сильные и слабые стороны противника.
  • Видеть слабое место оппонента, противника.
  • Неэффективность лобовой атаки, влекущая за собой многие потери (силы, время, уверенность, самооценку и любые другие ресурсы).
  • Когда противник концентрируется в одном месте, усиливая его (оно становится «полным» войск, ресурсов, угроз для нас), другое его место остаётся без внимания, с минимальной защитой, ослабленным (оно становится «пустым).
  • Мочь спровоцировать противника изменить его намерение, планы, тактику или стратегию.
  • Возможность сбить противника с курса.
  • Не ожидая решительных действий противника, взять инициативу в свои руки, нанести удар по «пустому», слабому месту.
  • Уметь создавать проблемы противнику там, где он меньше всего их ожидает, а значит, он не подготовлен, некомпетентен и потеряет много сил, времени, ресурсов.
  • Стратагема напоминает, что умение быть гибким, текучим, как вода, которая использует щели, узкие места, через которые она протекает туда, куда стремиться, - помогает человеку достичь цели, используя такие незначительные, незаметные или неочевидные пустые места ситуации (обороны). © РЕ

Малявин В.В. (перевод трактата "Сань ши лю цзи"):

  • Лучше врагов разделить, чем позволить им быть вместе.
  • Нападай там, где уступают,
  • Не нападай там, где дают отпор.

Толкование:

Справляться с неприятелем — все равно, что направлять движение вод: там, где противник наступает, отводи в сторону его натиск, как отводят водный поток; там, где противник слаб, заполняй пустоты в его обороне, словно возводишь плотины в стоячей воде.

Харро фон Зенгер:

Косвенное давление на врага при помощи угрозы, направленной против одного из его уязвимых мест, стратагема удара по слабому месту, стратагема ахиллесовой пяты.

***

О полноте и пустоте.

Избегать «полного», то есть района, занятого неприятелем, и вместо того проникать в «пустое», то есть район, оставленный противником, — так звучит слегка обобщенное толкование данной стратагемы. «Пустота» и «полнота» — два основных термина традиционной китайской военно-теоретической мысли. Их вводит уже Сунь-цзы в древнейшем в мире трактате по военному искусству. В шестой главе, «Пустота и полнота» («Сюй ши пиань»), название которой Лайонел Джайлс приблизительно перевел как «Weak and strong points» («Слабые и сильные точки»), а Сэмюэл Б. Гриффит как «Weakness and strengths» («Слабые и сильные места»), Сунь-цзы замечает между прочим:

«В войне следует избегать полного и проникать в пустое. Появляйся в местах, которые враг должен будет оборонять в спешке. Спешно иди туда, где враг не ожидает тебя».

В книге «Цзюньши чэнъюй» («Воинские поговорки»), вышедшей в 1983 г. в Тайюане, провинция Шаньси, эта стратагема толкуется следующим образом:

«В таких случаях не обороняют район, которому угрожает враг, а нападают на опорные пункты во вражеском тылу. Так врага заставляют отвести войска и защищать свой собственный тыл. Вследствие этого угрожаемый район освобождается».

Стратагема № 2 рассматривается также в «Чжунго гудай чжэсюэ юйянь гуши сюань» (Избранные философские притчи и рассказы Древнего Китая. Шанхай, 1980):

«Все явления связаны между собой. Так, например, обстоит с противоположными понятиями полного и пустого. Если кто-то воспользуется их связью, он может коренным образом изменить соотношение сил своих и противника, превратить сомнительное положение в выигрышное и одержать победу».

Стратагема № 2 упоминается Мао Цзэдуном в докладе «Стратегические проблемы партизанской войны против японской агрессии» (май 1938 г.):

«В случае, если противник прочно обосновался в районе нашей обороны, мы посылаем туда часть наших сил, чтобы взять противника в окружение. Одновременно наши главные силы предпринимают наступление в районе, из которого противник явился. Мы повышаем там свою активность, чтобы побудить засевшего в обороняемом нами районе противника к отходу и нападению на наши главные силы. Это метод «Осадить Вэй, чтобы спасти Чжао».

Стратагема № 2 упоминается также в одном из сочинений Чжу Дэ о партизанской войне с Японией, датируемом 1938 г. (Чжу Дэ сюань цзи (Избранные труды Чжу Дэ. Пекин, 1983). Чжу Дэ (1886—1976) — один из основателей и главнокомандующий Красной армией, до самой своей смерти остававшийся номинальным главой государства КНР в качестве председателя Постоянной комиссии Национального народного конгресса.

***

Врагов лучше атаковать по одному, чем вместе. Лучше атаковать там, где враг слаб, а не там, где он может дать отпор.

Военное искусство напоминает борьбу с наводнением. Встречи с ним лучше избежать, когда стихия буйствует или разделить поток воды на несколько небольших ручьев.

Когда враг слаб, нужно использовать случай и уничтожить его. Когда царство Ци решило спасти царство Чжао, Суньцзы сказал Тяньцзи: «Чтобы разделить смешанное течение, используй палец, а не кулак. Чтобы отразить нападение, используй слова вместо кулаков, чтобы справиться с врагом, лучше уклониться от его основных сил и ударить в слабое место».

Толкование:

Царство Вэй захватило Чжуншань. Но, однажды, когда царство Вэй оплакивало своего правителя, царство Чжао напало на город. Отвоевать Чжуншань император Вэй отправил генерала Панцзюаня в 354 г. до н.э.. Панцзюань думал, что Чжуншань - крошечное место, поэтому решил двинуться прямиком к столице царства Чжао – Ханьдань. Так, рассуждал Панцзюань, удастся не только вернуть Чжуншань, но и сломить дух воинов царства Чжао. Император Вэй одобрил план.
Панцзюань начал готовиться к наступлению. Тем временем правитель царства Чжао обратился за помощью к царству Ци и пообещал в качестве благодарности отдать Чжуншань. Император царства Ци согласился и назначил Тяньцзи - генералом, а Суньбина - военным советником. Тяньцзи хотел идти на Ханьдань, но Суньбинь возразил ему:
«Чтобы разделить смешанное течение, используй палец, а не кулак. Чтобы отразить нападение, определи самое слабо звено в цепи. Сейчас все силы Вэй ушли из царства, но они вернутся, если государству что-то будет угрожать. Мы же устроим им засаду, так мы уничтожим их».
Тянцзи последовал совету Суньбина и, как оказалось, был прав. Войска царства Вэй, попали в засаду, покинув Ханьдань и поторопившись домой.
Эта тактика называется «Напасть на Вэй, чтобы спасти Чжао». История говорит о том, что противники быстро могут поменяться местами. В начале сильным было Вэй, Чжао было в опасности. Но, оказалось, что Вэй - слабо в вопросе собственной защиты.
Это и помогло Ци и Чжао выйти из сложной ситуации. 

Воеводин А. И. Стратагемы - стратегии войны, манипуляции, обмана:

Применение стратагемы в политике.

Политикам необходим враг. Чем больше бардака в государстве, тем больше потребность во врагах. Народное недовольство и гнев направляются не на истинного виновника бедствий (неэффективного руководителя), а на внешних или внутренних (истинных или мнимых) врагов.

Например, на американский империализм или советскую угрозу.

Вторая сторона (враги) — также довольна. У каждой стороны, таким образом, имеется собственный враг, в сторону которого можно направить гнев избирателей.

2

 

Управленческая Школа Инь

Стратагема 1. Обмануть императора, чтобы он переплыл море

Обмануть императора, чтобы он переплыл море, поместив его в дом на берегу, который в действительности был замаскированным кораблём.
Сущность стратагемы:
Сокрытие от другой стороны главной (основной) цели, задача сбить противника с курса.
Принцип "шапки-невидимки": под носом у противника открыто совершать необходимые действия, скрывающие настоящие мотивы, намерение, цель. Другой стороне навязывается шаблон восприятия или используется уже существующий.
Благодаря этим манипуляциям у противника намечается:
  • привязанность к привычному шаблону;
  • потеря гибкости и скорости реагирования;
  • эффект "замыливания" глаза;
  • потеря бдительности.
Малявин В.В. (перевод трактата "Сань ши лю цзи"):
  • Тот, кто старается всё предвидеть, теряет бдительность.
  • То, что видишь изо дня в день, не вызывает подозрений.
  • Ясный день скрывает лучше, чем тёмная ночь.
  • Всё раскрыть - значит, всё утаить.
  • Тому, кто что-то замышляет, нет пользы от ночной темноты и потаённых мест. Красть в полночный час, грабить в глухом закоулке - это действия невежд и неучей. Муж, знающий толк в хитростях, так не поступает.
Харро фон Зенгер:
В доме над морем. Эта стратагема и ее история восходят ко временам военного похода, предпринятого танским императором Тай Цзуном (626 — 649)  за море, против государства Когуре на Корейском полуострове.
Мне известны две версии притчи.

Когда император с войском в 300.000 человек дошел до моря, он пал духом. Впереди только вода, вода без края. Когуре в тысячах миль отсюда. Как туда переправиться? Почему он не послушал советников, предостерегавших его от этого похода? В смущении он обратился к своим военачальникам, чтобы узнать их дальнейшие планы. Те попросили время на размышления. Так как военачальники боялись, что император может отменить поход, они обратились в конце концов к хитроумному генералу Сюэ Жэныую.
Он не полез в карман за стратагемой, с помощью которой можно было бы мгновенно перенести императора и его воинов за море. Он заявил, что воспользуется хитростью, для чего вплоть до завтрашнего дня никто не должен глядеть на море, и сказал: «Что, если бы император мог проехать по морю, как посуху?»
Сюэ Жэньгуй все подготовил.
На следующий день офицеры сообщили императору, что богатый крестьянин, живущий прямо на берегу моря, пожелал доставить для войска провиант на время переправы и говорить с императором.
Обрадованный император направился со своей свитой к берегу моря. Самого моря он не увидел, так как 10.000 искусно расположенных одноцветных полотнищ от палаток закрывали все поле зрения. Богатый крестьянин почтительно пригласил императора войти в дом. Повсюду на стенах висели дорогие занавеси, а на полу лежали ковры. Император и его спутники уселись и стали пить вино.
Через некоторое время императору показалось, что со всех четырех сторон слышится свист ветра; удары волн раздавались в его ушах подобно грому. Кубки и светильники дрожали и качались. Удивленный император приказал одному из слуг отдернуть занавесь. Взгляд его упал на безграничную темную морскую поверхность. «Где мы?» — взволнованно вопросил он.
«Вся армия движется в открытом море в направлении Когуре», — пояснил ему один из советников.
Перед свершившимся фактом решимость императора окрепла. Теперь он отважно двигался навстречу восточному берегу.

***
Часто, когда все хорошо организованно и укладывается в привычный порядок вещей, заподозрить что-либо невозможно. Однако за обыденностью сокрыта тайна.

Замыслы и интриги неэффективны, когда никто не видит, как они совершаются. Красть в полночный час или убивать в глухом месте - это действия невежд. Мудрые никогда так не поступают.

Однажды в Бэйхае на Кунжуна напали. Тайши Ци планировал его спасти. Но уйти из города, который осаждала армия желтых повязок, не получилось бы. Ци нашел другой способ. Выехав на коне за ворота города с луком и стрелами, он начал упражняться в стрельбе, чем удивил горожан и врагов, притаившихся у городских стен. После чего вернулся в город. Так повторялось несколько дней подряд. Сначала враги наблюдали за Ци, затем перестали обращать на него внимание. Так понял Ци, что момент бежать настал. Однажды опрометью бросился из города. Когда враги опомнились, Ци уже и след простыл. Источник 

Воеводин А. И. Стратагемы - стратегии войны, манипуляции, обмана:
Применение данной стратагемы в бизнесе.
Крупная компания объединяется с основным конкурентом в разработке совместной операционной системы, которая должна стать новым компьютерным стандартом.
Незадолго до завершения проекта выясняется, что параллельно компания вела сосбтвенный альтернативный проект, и он закончен раньше совместного. Операционная система создана. Совместная программа, конечно, будет выполнена. Но она уже не столь актуальна.
Конкурент, полагая, что ему известны истинные замыслы соперника, не просчитал этого варианта и понёс значительные потери.

1

Управленческая Школа Инь

Мастерство правителя. Притча: "Чайный мастер и самурай"

Ваше мастерство в любом деле скрывается за обыденностью действий, покоем и уверенностью. Когда, то, что вы делаете, окружающим кажется простым и легким и они думают, что с легкость могут делать тоже самое, ваше мастерство достигает своей вершины. Как только вы перестаете беспокоиться о том, как вы управляете - вы начинаете управлять.

Меч-самурая
Итак, притча.
... Однажды чайный мастер шел по улице с большим подносом, уставленным чашками и баночками с чаем. Вдруг из небольшого бакалейного магазинчика на улицу вывалился разъяренный самурай. Чайный маст
ер старался уступить дорогу, но самурай, не замечавший ничего вокруг себя, все-таки налетел на него. Поднос упал, чашки разбились, а порошок чайного листа просыпался на рукав самурая.
— Смотри, куда прешь, — зарычал самурай.
— Мне очень жаль, господин, — вежливо произнес чайный мастер, пытаясь счистить зеленый порошок с рукава самурая.
— Убери руки, — проревел самурай.
Чайный мастер отдернул руки, но нечаянно задел рукоятку меча, висевшего у самурая на поясе.
— Ты коснулся моего меча! — возмутился самурай.
Его глаза сверкали гневом.
— Прошу прощения, господин. — Чайный мастер поклонился.
— Ты трогал мой меч! Хочешь меня оскорбить — лучше ударь по лицу. Это будет меньшим оскорблением, чем трогать мой меч.
— Но послушайте, господин, — пробовал успокоить его чайный мастер. — Я не нарочно дотронулся до вашего меча. Это получилось случайно. Простите меня, пожалуйста.
— Поздно просить прощения. — Самурай был настроен очень решительно. — Я — Гэндзи. Вызываю тебя на поединок. Завтра вечером приходи к моему дому. Меч взять не забудь.
Самурай гордо удалился. Чайный мастер дрожащими руками собрал то, что осталось от чашек. У него не было меча, и он совершенно не умел обращаться с оружием.
Чайный мастер вернулся домой, взял новые чашки и чай и поспешил к дому своего ученика по чайной церемонии. Он опоздал, и ученик — богатый и влиятельный человек — спросил, где мастер задержался. Чайный мастер рассказал о столкновении с самураем.
— Говоришь, его имя Гэндзи?
— Да, — ответил чайный мастер.
— И ты будешь драться с ним?
— Придется.
— Значит, можно считать тебя покойником, — объявил богач. — Гэндзи — сильный боец и не прощает оскорблений. Если ты вступишь в поединок, он тебя убьет.
— Тогда перейдем к уроку, — предложил чайный мастер. — Похоже, это последний урок, который я могу вам дать.
Вечером чайный мастер зашел в гости к своему другу — кузнецу, мастеру по изготовлению мечей. Как обычно они сидели рядом и пили сакэ.
— Что с тобой такое, приятель? — спросил кузнец.
— Я хочу попросить тебя продать мне меч, — ответил чайный мастер.
Кузнец улыбнулся.
— Слушай, друг, ты же сам знаешь, что я делаю каждый меч несколько лет — специально для заказчика. А с каких пор тебе понадобился меч?
— С сегодняшнего дня, — ответил чайный мастер.
Он рассказал другу историю с самураем. Кузнец слушал, затаив дыхание.
— Вот видишь, меч мне очень нужен. Может, одолжишь мне один — любой. Я договорюсь с ассистентами Гэндзи, чтобы тебе его вернули, когда все закончится.
Кузнец долго молчал. В голосе друга он услышал твердое решение умереть.
— Если уж умирать, — сказал наконец кузнец, — то зачем же тебе умирать как новичку, впервые взявшему в руки меч? Лучше умереть тем, кто ты есть, — мастером чайной церемонии, одним из лучших мастеров нашего времени.
Чайный мастер задумался над словами Друга, потом встал, похлопал друга по плечу и, не сказав ни слова, вышел на ночную улицу.
Приняв окончательное решение, он направился к дому Гэндзи. У ворот стоял один из ассистентов самурая.
— Передайте, пожалуйста, господину Гэндзи мое приглашение, — сказал чайный мастер. — Я помню, что завтра вечером у нас поединок, встреча здесь, у ворот его дома. Но я хочу пригласить его завтра днем к себе в чайный домик. Я хочу сделать ему подарок.

На следующее утро чайный мастер встал пораньше, чтобы приготовиться к приходу самурая. Он подмел дорожку и подстриг куст около чайного домика. Приготовил стол и приборы, расставил цветы в простых, но элегантных букетах. Потом тщательно почистил свое лучшее кимоно и надел его. Теперь все было готово, и чайный мастер пошел к воротам встречать самурая.

Вскоре появился самурай с двумя слугами. Чайный мастер поклонился.
— Очень рад, что вы пришли, — сказал он.
— Мне сказали что-то про подарок. — На лице самурая появилась ехидная усмешка. — Хочешь предложить выкуп, чтобы я отказался от поединка?
— Что вы, господин, конечно, нет, — ответил чайный мастер. — Я не посмел бы так оскорбить вас.
Он пригласил самурая зайти в чайный домик, показав слугам скамейку в саду и попросив их подождать.
— Ну, если не выкуп, значит, будешь просить сохранить тебе жизнь?
— Нет, — ответил чайный мастер. — Я понимаю, что вы должны получить удовлетворение. Но я прошу вас разрешить мне в последний раз показать свою работу.
Они зашли в домик, и чайный мастер пригласил самурая сесть.
— Я — мастер чайной церемонии, — объяснил он. — Чайная церемония — это не только моя работа и мое искусство, это мое воплощение. Я прошу позволить мне поработать последний раз — для вас.

Самурай не совсем понял, но опустился на колени и кивком показал чайному мастеру, что можно начинать.
Простое убранство маленького чайного домика создавало атмосферу уюта и спокойствия.
Снаружи доносился шелест листвы и журчание ручья. Чайный мастер открыл коробочку с чаем, и запах зеленого чая смешался с ароматом стоящих на полке цветов.

Медленно, спокойно, точными движениями чайный мастер насыпал немного чайного порошка в чашку. Затем зачерпнул специальной ложкой горячей воды из котла и налил в чашку. Самурай смотрел на церемонию, зачарованный красивыми и уверенными движениями мастера. Маленькой лопаточкой чайный мастер взбил чайный порошок с водой до пены, долил горячую воду, подал чашку самураю и поклонился ему, сохраняя полное спокойствие и сосредоточенность.

Самурай выпил чай. Возвращая чайному мастеру чашку, он заметил, что тот все так же спокоен и при этом сосредоточен и внимателен.
— Благодарю вас, — сказал чайный мастер, когда самурай поднялся, собираясь уходить. — Теперь я готов идти с вами к вашему дому, чтобы начать поединок…
— Поединка не будет, — заявил самурай. — Я никогда не видел такого спокойствия и уверенности перед схваткой — ни у кого из своих противников. Даже я сегодня нервничал, хотя был уверен в своей победе. Но вы… Вы не только сохранили полное спокойствие, но смогли передать спокойствие мне.

Чайный мастер посмотрел в глаза самурая, улыбнулся и низко поклонился. Самурай ответил еще более низким поклоном.
— Мастер, — сказал самурай. — Я знаю, что недостоин, но прошу вас быть моим учителем. Я хочу научиться искусству чайной церемонии, чтобы обрести уверенность и спокойствие, которых мне так не хватает.
— Я научу тебя. Можем начать сегодня вечером, ведь мы уже назначили встречу. Я соберу все, что нужно, и подойду к твоему дому.

Автор: Сюзан Линн Петерсон.

Управленческая Школа Инь

Путь офисного самурая

В трудах наших современников и предков, описывающих жизнь самураев, есть много полезного для современного руководителя, для человека, стремящегося жить достойно, увжать себя, быть успешным и эффективным.
К сожалению, не у каждого получается эту пользу извлечь без дополнительной подготовки...
А польза там есть. И, ещё какая!

Представляю вашему вниманию отрывок из книги нашего современника А.А. Маслова "Путь воина". А ниже два мнения, два мировоззрения,
два взгляда на этот отрывок...

Во многом самурайская культура стремилась копировать идеал конфуцианского "благородного мужа", который "без гнева строг", "мало обещает, но много делает", "благороден внешностью и строг нравом".

В частности, особо высоко ценилась твёрдость самурайского слова, а нарушение обещания было величайшим позором. В Японии широко распространялись рассказы о том, как самураи, не суме
в по каким-то причинам выполнить обещанное, не задумываясь делали себе харакири. Даже произнесение клятвы считалось чем-то недостойным истинного воина - ведь самурай должен выполнять всё, что он говорит, без всяких дополнительных и тем более письменных клятв.

Чувство собственного достоинства воспитывалось у самураев с детства: уже с пяти-шести лет будущим воинам подробно объясняли, как себя вести, как выполнять свой долг перед господином и даже как правильно одеваться. Многие жесты, движения входили в сознание самурая на уровне рефлексов - отсюда столь характерная "горделивая осанка" воинов.
/А.А. Маслов/

Мнение Guennadios RЯ:
Далёкое и безвозвратное прошлое... Да и к тому же мифологизированное. Хотя бы потому, что самураев боялись, наверное, не меньше, чем у нас в России опричников, а теперь разного рода ментов.
Хуже всего, на мой взгляд, взять один аспект какого-нибудь исторического события, не принимая во внимание остальных.

Мнение участника курса "Управленческий Шаолинь"
Ольги Репиной:
А мне интересно примерить такие правила и ответственность самураев к себе самой.
Интересно получается - если каждое наше обещание должно уравновешиваться ответственностью, то не выполняя его (обещание), мы переводим эту ответственность в неконтролируемую нами зону, и, уже нам не ясно, каким образом (какой бедой, болезнью, потерей) нам это вернется.

Как я поняла, у самураев этот вопрос ответственности сразу определен правилом "Смерть, если не выполнил". Получается, что все четко и понятно с самого начала - за твоим обещанием стоит ответственность твоей жизнью. И тогда самурай не раздает обещания легко направо и налево, как это часто бывает у обычных людей, его слово скупо, но сильно, как и он сам. Контроль его слов велик и, воспитывается и поддерживается еще и инстинктом самосохранения.

Перекладываю на себя и понимаю, что бывает даю обещания, которые от меня ждут, но которые я не смогу выполнить. А что было бы, если бы я сразу понимала всю ответственность за это, так как должен ее понимать самурай?

... Да, становиться грустно, что не думала раньше об этом...  Это то, что поможет быть самой более эффективной и в управлении своей командой.
А что касается истории, то, думаю, что поддерживать кодекс самурая (как систему правил) очень трудно на протяжении столь длительного времени. А ведь правила, как и законы, нуждаются в поддержании. Если у тех, кто их должен поддерживать не хватает умения (мудрости) или внутренней силы на это, то и система правил как система разрушается. И за парадной красотой образа может оказаться только, увы, пыль веков, если никто не будет заботиться об ином. Зато мы можем извлечь пользу для себя рассматривая и изучая все это.


Спасибо всем, кто высказал своё мнение. Любое мнение имеет право на существование - ведь, оно, мнение, опирается на личный опыт. Личный опыт никогда не бывает лёгким. До тех пор, пока не будет другого опыта, отличного от прежнего, мнение, так же, будет оставаться неизменным.

Главное, что у нас всегда есть и будет возможность извлекать пользу из доступного всем источника, возможность это умение развивать. Немного подготовки и вы будете поражены, сколько всего такого важного, именно для вас, не замечалось ранее и находилось от вас - на расстоянии вытянутой руки. Вы будете удивлены, как ваш личный опыт сможет обогатиться.
Успехов вам во всех ваших начинаниях...